Кто больше всех кричит о неминуемом «крахе России»

В еженедельнике «Аргументы и факты» появилась статья его штатного обозревателя Вячеслава Костикова, посвященная нынешней ситуации в России.

Вот что пишет автор. По его мнению, в последнее время настроения в России стали меняться, страна «находится на пороге несчастья». «Разговоры о величии, военной мощи, месте России в мировой политике, – пишет Костиков, – которыми жители РФ утешались в «“посткрымский период, мало-помалу затихают. Бравурными репортажами о достижениях в стиле хрущёвской фразы “Мы вам ещё покажем кузькину мать!

 всё ещё наполнен телеэкран, но официозный оптимизм в лошадиных дозах многих стал раздражать. Более того, сеансы “художественного свиста становятся всё более контрпродуктивными даже с точки зрения тех, кто формулирует в стране информационную политику. Осмелюсь предположить, что на телеэкранах мы скоро увидим другие говорящие головы и услышим другие слова. Корректировка стилистики разговора с народом уже началась. И мы наблюдали это во время последней «Прямой линии» президента. Нельзя было не заметить, что он почти полностью переключился на внутреннюю тематику». 

 

 

«Все пропало, шеф!» 

 

Конечно, уже одно только наличие в статье таких выражений, что россияне будто бы «утешались» разговорами о величии и мощи России, а власть якобы занималась сеансами «художественного свиста», говорит само за себя.

 

Но чем же господин Костиков аргументирует такую точку зрения, фактически полностью совпадающую с комментариями либеральных пропагандистов на «Эхе Москвы»?

 

«Падение реальных доходов населения, рост коммунальных платежей и, наконец, пенсионная реформа, – пишет он, – повлияли на настроения жителей страны. Никто не отрицает, что России нужны сильная армия и достойное место в мире. Но постоянный рёв танковых моторов, пуски ракет и нескончаемые военные манёвры, мне кажется, стали раздражать всё большее число людей». 

«Мне кажется, – продолжает вещать Костиков, – народ начинает судить о состоянии страны не по рапортам министров-оптимистов и Росстата, а по тому, что у него на столе и в тарелке. Разговорам о том, что “жить становится всё лучше и веселее”, уже давно мало кто верит. Да и как верить, если за последние полгода число тех, кто начал экономить на еде, по данным ФОМ, выросло на 40%. И лишь очень узкий “высший слой” (2%) может позволить себе не считать деньги при покупке продовольствия. Мне приходится всё чаще слышать разговоры о том, что народ устал от величия и хотел бы просто нормально жить – в мире, достатке, согласии с ближними и дальними соседями.  

В комментариях читателей «АиФ» подобная позиция часто высказывается в простодушной, прямой народной форме: “А на кой чёрт нам далась эта Венесуэла? ” Или: “А что мы так держимся за Сирию и Башара Асада? Он что, нам сват или брат? ” Или: “А зачем мы кому ни попадя даём в долг миллионы долларов, а потом списываем эти долги? ”  

Ответы, которые даёт власть (это, дескать, продиктовано геополитическими интересами страны), народ воспринимает слабо. По-моему, очевидно: он (народ), наверное, лучше бы понимал эти объяснения, если бы в стране росли пенсии, зарплаты, продолжительность жизни». 

 

Cловом, Костикову не нравится «рев моторов» российских танков. Он предпочел бы, наверное, чтобы они стояли ржавыми в ангарах, как в 90-е, в то время как США окружило нас военными базами?

 

Он полагает, что все в стране плохо, народ, «уставший от величия», ворчит и недоволен, экономика буксует, неутешительно звучат данные о продолжительности жизни, доходах населения, эффективность национальных проектов ставится под сомнение.

 

 

«Верхи не могут»?

 

При этом свои аргументы он обосновывает ссылками на власть. «На одном из последних совещаний в правительстве, – пишет Костиков, – премьер Медведев долго объяснял причины, по которым экономика никак не может “нащупать дно: нестабильность рынков, замедление глобальной экономики, нерешительность инвесторов, низкий потребительский спрос, торговые войны, санкции. За пределами же Кремля и Белого дома всё чаще говорят о размахе коррупции. В.И. Ленин, наверное, добавил бы и другие – политические – причины: соглашательство политических партий, профсоюзов и Госдумы, отсутствие политической воли. И, подводя итоги, сказал бы одну из своих самых знаменитых фраз: “Верхи не могут. Некоторые политологи эту ленинскую мысль сегодня формулируют так: “Не работает политическая система. У меня вопрос: почему?» – спрашивает Костиков.

И, конечно, сам на свой вопрос не отвечает. А может не в курсе того, что заявил по поводу экономического положения в России президент?

 

А ведь Путин буквально на днях сказал: «Россия сохраняет позитивные темпы экономического роста: он продолжается 13 кварталов подряд. По оценке, за январь-май ВВП прибавил 0,7 процента, промышленное производство увеличилось на 2,4 процента», – отметил глава государства.

 

Получается, что АИФ и его комментатору безразлична точка зрения президента? Конечно, Костиков прав в том, что у нас до сих пор множество проблем: и вопиющее социальное неравенство, и сохраняющая бедность, и чудовищная коррупция. Но почему он ничего не говорит о том, откуда все это взялось? Что все это – печальное наследие тех лет, когда он сам был при власти и всемерно ее поддерживал? Что избавиться от этого трудно потому, что многие из виновников развала России до сих пор «наверху»?

И вот тут самое время напомнить, что хотя автор статьи опубликовал ее не на сайте «Эха Москвы», где все то, что он пишет, мусолится в еще более резкой форме каждый день, а на страницах, казалось, вполне лояльного нынешней власти популярного еженедельника, он – отнюдь не простой журналист. А принадлежит к числу как раз тех самых выходцев «высшего эшелона» из 90-х, которые развалили страну и довели до того состояния, последствия которого мы никак не можем расхлебать до сих пор, но сегодня как ни в чем не бывало становятся в позу критиков, правдорубов и обличителей.  

 

 

Готовятся к реваншу 

 

Напомним, что Костиков, называющий себя «выходцем из рабочих», был на самом деле в начале 90-х пресс-секретарем Бориса Ельцина и не просто пресс-секретарем, который носил президенту бумажки, а его лояльнейшим «единомышленником», членом «одной с ним команды», о чем он сам часто упоминает в своих интервью. Гордился тем, что обнимался с Березовским и работал на Гусинского. И покинул Кремль он вовсе не по своей воле и не потому, что ужаснулся тому, что творили тогдашние хозяева России, а по той простой причине, что не смог капризному Ельцину угодить, за что его и сослали сначала послом в Ватикан, а потом и вообще отправили на «вольные хлеба». 

Кстати, о том, чем иногда приходилось заниматься раньше нынешнему «правдорубу» в лакейской у Ельцина, есть такое воспоминание:     

«…Президент отправился в обычную, рядовую поездку в Красноярск. Посетил комбайновый  завод, а потом на вертолете прибыл на берег Енисея. За городом местное начальство устроило выставку народных промыслов, продуктов охоты и рыболовства. Погуляв среди соблазнительных экспонатов, мы обосновались на трехпалубном теплоходе – самом крупном на Енисее. От верхней палубы до воды было метров десять. Президент беседовал с губернатором Зубовым на третьей палубе. Костиков начал приставать к ним с шуточками. Борис Николаевич его отбрил:      

– Вы отойдите от меня, не мешайте.      

Но пресс-секретарь уже подвыпил, и мы знали, что в таком состоянии он не мог не дурачиться. Шеф не выдержал:     

– Костикова за борт!     

Рядом находились Бородин, Барсуков и Шевченко. Они схватили довольного писателя и стали его раскачивать. Хозяйственный  Михаил Иванович милостиво предложил:     

– Вячеслав, сними туфли. Дорогие ведь, итальянские, испортишь.     

– Да, ладно, не пугайте, – парировал  наш юморист.     

– Бросайте, – приказал президент, и они его спокойно выкинули  за борт.     

Слава Богу, что раскачали, верхняя палуба была гораздо уже, чем средняя и нижняя. А если бы Вячеслава просто перевалили за борт, он мог разбиться.     

Я же в этот момент стоял на второй палубе и любовался сибирским  пейзажем. Вдруг мимо пролетел Костиков, отчаянно дрыгая руками и ногами. В  первое мгновение я принял его  за огромную птицу, но через мгновение, опознав знакомую лысину, рванул на третью палубу». (Из книги А. Коржакова).

Так оказались не у дел и многие другие «дети девяностых», приложившие руки к развалу страны и превращению России в покорного вассала Запада. И вот теперь вся эта публика, почувствовав, что в России началась настоящая борьба с коррупцией и среди некоторых сегментов правящей элиты возникают в этой связи оппозиционные настроения, начала подумывать о том, чтобы самим взять реванш. Дружно все запаниковали, закричали: «Все пропало, шеф! Все идет не так, пора все менять!»  

 

Вся эта публика, находившаяся до сих пор в тени и тихо оттуда поддакивавшая власти, опасаясь за свои «запасные аэродромы», начинает теперь все более открыто «подхрюкивать» радикальной либеральной оппозиции, надеясь снова вернуться в верхние эшелоны власти.

 

Ведь не о России же пекутся те, кто ее разваливали, а только о своем личном благополучии. А потому их нынешняя «смелая критика», ловкое манипулирование цифрами, открытые намеки на то, что, мол, верхи уже «не могут», на самом деле – всего лишь лукавство и лицемерие, так привычные для них.  

 

Источник ➝

Че Гевара с боливийскими солдатами перед казнью, 1967 год, Боливия

 
Палачом вызвался быть Марио Теран, 26–летний сержант боливийской армии, персонально пожелавший убить Че Гевару в отместку за своих друзей, убитых в более ранних боях с его отрядом. Чтобы раны соответствовали истории, которую боливийское правительство планировало представить публике, агент ЦРУ Феликс Родригес приказал Терану целиться аккуратно: так, чтобы казалось, что Гевара был убит в бою. Гари Прадо, боливийский генерал, командовавший армией, захватившей Че Гевару, сказал, что причиной казни плененного команданте был большой риск его побега из тюрьмы, и что казнь отменяла суд, который бы привлек внимание всего мира к Че Геваре и Кубе.
Кроме этого, на суде могли всплыть негативные для боливийской власти моменты сотрудничества президента Боливии с ЦРУ и нацистскими преступниками.

Перед казнью Феликс Родригес пытался узнать у Че, где находятся другие разыскиваемые повстанцы, но тот отказался отвечать. Родригес с помощью других солдат поставил Че на ноги и вывел его из школы для показа солдатам и фотосъёмки с ним, после чего сообщил о предстоящей казни. Че Гевара в ответ спросил Родригеса, кто он — американец мексиканского или пуэрто–риканского происхождения, дав понять тому, что знает, почему тот не говорит на боливийском испанском. Родригес ответил, что он родился на Кубе, но эмигрировал в США и на данный момент является агентом ЦРУ. Че Гевара в ответ лишь усмехнулся и отказался дальше разговаривать с ним.

За несколько минут до казни, один из охранявших Че солдат спросил его, думает ли он о своём бессмертии. "Нет, — ответил Че, — я думаю о бессмертии революции". После этого разговора в хижину вошёл сержант Теран и тут же приказал выйти всем другим солдатам. Один на один с Тераном, Че Гевара сказал палачу: "Я знаю, ты пришёл убить меня. Стреляй. Сделай это. Стреляй в меня, трус! Ты убьёшь только человека!" Во время слов Че Теран замешкался, потом произвел несколько выстрелов из полуавтоматической винтовки M1. На несколько секунд Гевара скорчился от боли на земле, прикусив руку, чтобы не закричать. Теран выстрелил снова, смертельно ранив Че в грудь. Всего Теран выпустил в Че девять пуль: пять в ноги, по одной в правое плечо, руку и грудь, последняя пуля попала в горло.

Какую правду о Горбачеве, Ельцине и Путине Дмитрий Язов просил «Комсомолку» опубликовать после своей смерти

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх