Ежедневная программа «Нас снова оскорбили»

Российское общество на глазах превращается в сварливую старуху, которая все время ищет повод, чтобы снова обидеться на весь окружающий мир. Нас может обидеть блогер, текст которого прочтут от силы несколько тысяч человек, мы оскорбляемся на художественные фильмы и сериалы. Мы впадаем в подлинную истерику от ужимок и прыжков туземных журналистов, которые зарабатывают свой хлеб за тысячи километров от нас, разговаривая на языке, который мы не понимаем.

От размаха всеобщего энтузиазма, с которым мы реагируем на очередное «оскорбление», возникает ощущение, что это именно то, что нам больше всего и нужно.

Кажется, нам очень нравится постоянно быть в нервном возбуждении. Мы с готовностью делимся им с окружающими, заражая их своей неврастенией, словно гриппом, и за два-три дня нас охватывает новая эпидемия.

Обвинять в этом только пропагандистов государственных телеканалов не стоит. Телевидение всегда идет на поводу у своей аудитории. Раз зрителю нравятся ежедневные истерики на ток-шоу с дежурными оскорбителями на зарплате, то он их и получает. Обидчивость, ставшая в общественной жизни трендом, выдает растущую в нашем обществе неуверенность. И лично в себе, и в стране в целом.

Вы слышали хоть раз, что США чем-нибудь оскорблялись? Что их Госдеп в лице очередной Псаки реагирует на заявления Жириновского или Владимира Соловьева? Конечно, нет. Они даже не догадываются о существовании этих людей. А если бы им и сообщили, то кому какое дело, что думает про Америку какой-то иностранец? Американцам нет до этого дела. А российский МИД выступает с осуждением очередных русофобов чуть ли не каждый день.

Может ли оскорбиться Китай в лице хотя бы главной газеты страны «Жэньминь жибао» на Татьяну Толстую, которая пишет в своем Facebook, что толпы китайцев загадили весь Санкт-Петербург и даже испортили паркет в Эрмитаже? Китайские товарищи безмерно удивились бы, если бы кто-то стал их убеждать в необходимости официально отреагировать на враждебный выпад из России. А телеканал «Россия» готов уже сделать ежедневную программу «Нас снова оскорбили».


Россия занимает на мировой карте, в мировой истории и культуре так много места, что любое дополнительное внимание к ней всегда выглядит избыточным. Совсем недавно этого не было и в помине. Еще двадцать лет назад мы только посмеивались, когда слышали, что Прибалтийские страны требуют от РФ какую-то компенсацию или переименовывают улицы своих городов. Господи! Где Россия и где эти страны Балтии?Мы стали похожи на бессчетные малые народы, которые десятилетиями расчесывают на публику свои исторические обиды и травмы, требуют извинений от инстаграмеров и юмористов, скандалят у стен редакций, требуя опровержений и публичных покаяний на камеру. Их можно понять. Это способ привлечь к себе внимание. Хотя бы ненадолго. Но русским-то это все зачем?

Нас тогда это волновало не больше, чем крики городского сумасшедшего на улице. Теперь же мы трепетно фиксируем каждое слово мелкого эстонского клерка, чье имя и написать правильно не можем, а не то что запомнить. И речь идет не только о российских чиновниках и политиках. Обида постепенно завладевает широкими массами народонаселения. Это гипертрофированная обидчивость все больше начинает походить на комплекс жертвы, которого у нас сроду не было.

Какие мы, к чертям, жертвы?! Все без исключения наши враги сгнили в братских могилах, куда их уложило русское оружие. А мы – до сих пор живы.

Обида – это детская черта. Это признак инфантильности, неумения формулировать и отстаивать свои интересы, а главное – проживать свою собственную жизнь, а не искать подтверждения ее значимости в реакции окружающих. Лучше уж тогда согласиться с тем, что кругом враги. Это тоже «клиника», но лучше уж так. На врагов не обижаются. Их ненавидят, или в крайнем случае боятся.

Вот советские люди если на кого и обижались, то только на тех, кого, как они полагали, СССР облагодетельствовал. На ГДР, Чехословакию, какую-нибудь Венгрию с Польшей. А на США и агрессивный блок НАТО в СССР не обижались. Для них у нас вместо обиды было 100 тысяч танков и 2500 ядерных боеголовок. Это, согласитесь, немного другая модель отношений.

Кормили ли мы Польшу с Анголой – вопрос довольно спорный. Но вот что совершенно точно, так это то, что после 1991 года мы однозначно никого с руки не кормили. Нечем было. Сами чуть ноги не протянули. Так что никаких взаимных обязательств, не отданных долгов нет, черной неблагодарности тоже быть не может.

Внутреннюю политику соседних стран, а также их различные культурные и исторические особенности, стоит разумно игнорировать. У них своя жизнь, у нас – своя. У них свои жириновские и милоновы, у нас – наши собственные. Иначе мы быстро превратимся в Украину, которая осознает себя исключительно в контексте «не Россия».

России и русскому обществу нужно, наконец, зациклиться на себе. Даже если это касается внешней политики, то это все равно про наш интерес, а не про нашу обиду. Ввести эмбарго на иностранное вино и минеральную воду обязательно стоит, если это делается для того, чтобы забить магазинные полки своим вином и своей минералкой. От гастарбайтеров обязательно нужно избавиться, но только для того, чтобы дать работу своим соотечественникам.

А если этого интереса нет, тогда это не политика.

Источник ➝

Как всё-таки полковник Волк генеральшей стала. Подробности

В интернете не утихают споры о том, кому в стране дают погоны с большими звездами

 

 

На фото: генерал-майор полиции Ирина Волк и председатель Общественного совета при МВД РФ Анатолий Кучерена
 

21 февраля президент России Владимир Путин присвоил новые звания представителям силовых ведомств. Среди них заместитель начальника полиции по охране общественного порядка столичного главка МВД Николай Федорук и заместитель начальника полиции по оперативной работе столичного главка МВД Александр Половинка. Но, пожалуй, самым интересным стало присвоение звания генерал-майора полиции официальному представителю МВД России Ирине Волк.

Лицо Ирины Волк знакомо, пожалуй, всем, кто смотрит телевизор, она успела поработать корреспондентом «Вести. Дежурная часть», а также сотрудничала в качестве ведущей с каналами ТВЦ, НТВ и РЕН-ТВ.

Карьера этой женщины складывалась довольно динамично. В 2000 году окончила Московскую академию МВД РФ, работала в пресс-службе УБЭП, а с 2011 по 2016 год возглавляла пресс-службу Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Москве.

Уже тогда Ирину активно обсуждали на форумах и в соцсестях. «Ради того, чтобы видеть Ирину почаще, мы даже готовы совершить парочку экономических преступлений», — таких постов было в Сети много.

Как бы отвечая всем шутникам, она действительно приняла участие в нескольких модных показах.

Кроме того, комментаторы не оставляли без язвительных замечаний и стремительные повышения Ирины по службе. В 38 лет она становится полковником, и вот в 42 — генералом. Неудивительно, что это вызвало волну новых нападок в Сети, в том числе, со стороны бывших и нынешних сотрудников органов.

Трудно сказать, чему именно или кому Ирина обязана столь стремительным карьерным ростом, но то, что это не повышает авторитет руководства МВД, как и высшего руководства страны, легко раздающего генеральские погоны, среди сотрудников силовых ведомств являющихся главной опорой власти — факт.

Впрочем, далеко не все столь критично воспринимают присвоение звания Ирине Волк, однако не могут не обойтись без иронии.

— Сперва я хочу от души поздравить очаровательную Ирину Волк с присвоением ей звания генерал-майора и выразить возмущение тому, что она до сих пор не генералиссимус, — комментирует это событие директор Института свободы, член бюро президиума партии «Родина» Федор Бирюков.

— Госпожа Волк годами отважно скрашивает унылые сводки МВД своим бодрящим голосом и прекрасным лицом, за что достойна гораздо большего, чем просто генеральские погоны.

Но если абстрагироваться от конкретного случая, то со званиями и наградами в России творится явно что-то не то. Вот замечательная прыгунья Елена Исинбаева, которая, как сама призналась, прочитала Конституцию РФ только после включения ее в рабочую группу по поправкам, носит майорское звание. Наверное, она неплохо показала себя на службе в Монако, и есть, к чему стремится. Можно привести еще десятки достойнейших имен, носящих воинские звания и награды, никак вроде бы не соотносящиеся с их основной деятельностью.

Но власть в целом, ее бюрократический аппарат, традиционно не уважает своих граждан, что выражается не только в уровне зарплат, пенсий, налогов, но и в информационном обеспечении. Поэтому нормальные офицеры десятилетиями служат в ожидании очередного звания, зачастую не дождавшись. А обычные госслужащие всю жизнь горбатятся за одним и тем же столом в страхе увольнения и потери пенсии. Все деньги, звания, ордена и прочие почести доступны лишь «элите» — «своим» людям в системе, известным, обладающим медийным капиталом. Это прямое следствие сращивания крупнейшей бюрократии и медиакратии, которые и правят свой бал в современной России.

«СП»: — И какой же выход из этого бардака?

— Давно пора четко отделить военное сословие от гражданских. Создать настоящие привилегии для тех, кто выбрал военную стезю. Воинское звание должно свидетельствовать только о военных заслугах гражданина, ни о чем другом.

Также и в МВД необходимо разграничивать гражданскую сферу и силовую. Работа пойдет намного эффективнее, а коррупционный фактор уменьшится.

Когда в Российской империи дворянство перестало в обязательном порядке нести свое прежнее почетное воинское бремя, оно быстро деградировало до уровня «диванно-салонных войск», предавших, в конце концов, и царя, и Отечество. Нынешние «неодворяне», чье политическое ДНК отягчено еще и предательскими генами советской номенклатуры, бодро маршируют по тому же пути, в конце которого — неизбежная пропасть.

— Вообще, должность помощника министра может быть генеральской, — отмечает главный редактор портала ФОРУМ. мск Анатолий Баранов.

— Выслуга подошла — и присвоили звание. В свое время сдавал я дела в департаменте общественных связей РСК «МиГ» бывшему руководителю пресс-службы Минобороны, так тот вообще был генерал-полковником! Военачальник! У нас главком ВВС генерал-полковник — и директор по общественным связям одной из корпораций — в том же звании. Хотя, строго говоря, было время — и майор справлялся.

«СП»: — У нас часто принято с экранов высмеивать Украину, где молодых девочек назначают министрами. А сами чем лучше?

— В принципе, ничем не лучше, но Ирана Волк «девочка со стажем» — ей все же 43 годика. Так что профессионально она кое-что из себя представляет. А вот если глянуть, скажем, на правительство Подмосковья, там и правда девочки в министрах ходят.

«СП»: — Реакция среди сотрудников МВД на новую генеральшу была весьма неоднозначная. Путин, когда указ подписывал, знал, что будет такая реакция, или ему все равно, что подумают?

— В принципе у нас генеральских должностей многовато. Ну и, конечно, женщина-генерал в силовом ведомстве будет раздражать мужиков, которые не генералы, и которым «не светит». Но подполковнику Путину, кажется, все равно, о чем будут судачить.

А когда случится реальная война, то командовать будут, конечно, не паркетные генералы и тем более не генеральши.

«СП»: — Насколько в целом такие шаги могут подорвать лояльность силовиков власти? И можно ли вообще считать силовиков опорой власти?

— До известной степени силовики и есть главная опора власти — как говорил, говорят, Талейран, штыки отличная вещь, но на них не слишком удобно сидеть. До бунта силовиков, думаю не дойдет. В МВД вон и полковники гребут миллиарды, что им за дело до какой-то генеральши? Есть ведь три сорта полковников: товарищ полковник, просто полковник и «Эй, полковник!»

«СП»: — При этом в Кремле переживают за явку по поправкам в Конституцию. Но ведь после повышения Волк в звании сотрудники, которые повоевали и под пулями ходили, получая отнюдь не генеральские пенсии, просто не пойдут голосовать. И не только бывшие. А это немалая аудитория…

— Во-первых, не пойдут, а побегут, и еще начальству по «ватсапу» пошлют фото бюллетеня. Воинская храбрость и храбрость гражданская — две разные вещи. Встречал я вполне храбрых офицеров, которые гражданского мужества отнюдь не проявляли. На войне он орел, а в кабинете начальника — мокрица. А во-вторых, не стоит преувеличивать значение этого голосования для Путина. Исполнителей за низкую явку, конечно, по головке не погладят, но реально это никого не волнует.

«СП»: — Может, накануне голосования власти было бы логично сделать наоборот какие-то шаги, которые приветствовались бы населением?

— Они и пытаются делать такие шаги, но они так уже нагадили населению, что эти мелкие подлизывания к электорату воспринимаются именно так — как жалкие подлизывания.

Популярное в

))}
Loading...
наверх