Харьков, Херсон, Мариуполь и Запорожье: К прощанию с Украиной готовы

Харьков, Херсон, Мариуполь и Запорожье весьма условно можно назвать проукраинскими городами. Ситуация там была бы другой, если бы не нахождение украинских войск.

Об этом в эфире ток-шоу «Право на власть» заявил военный корреспондент Руслан Ярмолюк.

«Съездите в прифронтовую зону и посмотрите, какие радиостанции там работают, кто там говорит на радиостанциях, какое телевидение там работает. 30-40 километров от зоны (боевых действий, – авт.).

Да, мы поставили вышки, однозначно, мы много работы сделали, но этого недостаточно.

Люди до сих пор под влиянием Соловьева, до сих пор под влиянием российской пропаганды.

Более того, чего далеко ехать – Харьков, Херсон, Запорожье – там ситуация далеко не однозначная… Посмотрите на Мариуполь, когда выпускали корректировщика огня, это буквально два месяца назад, из мариупольчан пришли пять-семь человек местных.

Люди там тоже боятся, на самом деле. Я бы не сказал, что Мариуполь однозначно искренне украинский – если бы оттуда наши войска ушли, ситуация была бы немного другой», – заявил Ярмолюк.

Источник ➝

Че Гевара с боливийскими солдатами перед казнью, 1967 год, Боливия

 
Палачом вызвался быть Марио Теран, 26–летний сержант боливийской армии, персонально пожелавший убить Че Гевару в отместку за своих друзей, убитых в более ранних боях с его отрядом. Чтобы раны соответствовали истории, которую боливийское правительство планировало представить публике, агент ЦРУ Феликс Родригес приказал Терану целиться аккуратно: так, чтобы казалось, что Гевара был убит в бою. Гари Прадо, боливийский генерал, командовавший армией, захватившей Че Гевару, сказал, что причиной казни плененного команданте был большой риск его побега из тюрьмы, и что казнь отменяла суд, который бы привлек внимание всего мира к Че Геваре и Кубе.
Кроме этого, на суде могли всплыть негативные для боливийской власти моменты сотрудничества президента Боливии с ЦРУ и нацистскими преступниками.

Перед казнью Феликс Родригес пытался узнать у Че, где находятся другие разыскиваемые повстанцы, но тот отказался отвечать. Родригес с помощью других солдат поставил Че на ноги и вывел его из школы для показа солдатам и фотосъёмки с ним, после чего сообщил о предстоящей казни. Че Гевара в ответ спросил Родригеса, кто он — американец мексиканского или пуэрто–риканского происхождения, дав понять тому, что знает, почему тот не говорит на боливийском испанском. Родригес ответил, что он родился на Кубе, но эмигрировал в США и на данный момент является агентом ЦРУ. Че Гевара в ответ лишь усмехнулся и отказался дальше разговаривать с ним.

За несколько минут до казни, один из охранявших Че солдат спросил его, думает ли он о своём бессмертии. "Нет, — ответил Че, — я думаю о бессмертии революции". После этого разговора в хижину вошёл сержант Теран и тут же приказал выйти всем другим солдатам. Один на один с Тераном, Че Гевара сказал палачу: "Я знаю, ты пришёл убить меня. Стреляй. Сделай это. Стреляй в меня, трус! Ты убьёшь только человека!" Во время слов Че Теран замешкался, потом произвел несколько выстрелов из полуавтоматической винтовки M1. На несколько секунд Гевара скорчился от боли на земле, прикусив руку, чтобы не закричать. Теран выстрелил снова, смертельно ранив Че в грудь. Всего Теран выпустил в Че девять пуль: пять в ноги, по одной в правое плечо, руку и грудь, последняя пуля попала в горло.

Какую правду о Горбачеве, Ельцине и Путине Дмитрий Язов просил «Комсомолку» опубликовать после своей смерти

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх