Медведев научно обосновал ущербность своей пенсионной реформы

 

Председатель правительства объяснил, что без грабежа старикам жилось бы гораздо хуже

 

 

На фото: премьер-министр РФ Дмитрий Медведев
 

Премьер Дмитрий Медведев написал научную статью «Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития». В ней он доказывает, что альтернатива предложенным изменениям в пенсионной сфере была бы более болезненной.

«Пенсионный возраст уже повышен во всех развитых странах, в которых существуют государственные пенсионные системы и где идет интенсивный процесс старения населения. Мы долгое время сохраняли пенсионный возраст, который был установлен еще в 1930-е годы, хотя продолжительность жизни за это время намного выросла», — пишет премьер в статье, которая опубликована в журнале «Вопросы экономики» за октябрь.

В 1939 году доля лиц старше общеустановленного пенсионного возраста составляла 8,6%, в 2002 году — уже 20,5%, в 2018 году — 25,4%, перечисляет он. При таких условиях есть три пути, рассуждает Медведев:

— повышение тарифов отчислений в пенсионную систему;

— снижение реального уровня пенсий;

— повышение пенсионного возраста.

Первое предложение якобы несет риски: люди начнут получать зарплату «в конвертах», а деловая активность будет падать из-за увеличения налогов, рассуждает премьер. Второе решение он просто назвал «неприемлемым».

Пенсионный возраст уже повышен во всех развитых странах, в которых существуют государственные пенсионные системы и где идет интенсивный процесс старения населения, отмечает Медведев. «Вопрос об изменении пенсионного возраста возник не сегодня. И аргументы за и против обсуждаются на протяжении последнего десятилетия», — добавляет он.

«Очевидно, мы уже не можем пользоваться нормами почти 90-летней давности. Если это игнорировать, то ситуация со временем лишь усугубится. И по сравнению с предлагаемыми сегодня неизбежные в дальнейшем решения будут более жесткими и болезненными», — говорится в статье Медведева.

Заметим, Америки премьер и на этот раз не открыл. Все эти доводы звучали в ходе пропагандистской кампании, которая стартовала одновременно с внесением в Госдуму скандального законопроекта. Кампания эта никого не убедила. Дело кончилосьпровальными для «Единой России» губернаторскими выборами, и обвалом на 20% рейтинга доверия Владимира Путина.

Наконец, реформа обошлась бюджету на 500 млрд. рублей дороже, чем предполагалось.

На вопрос, почему Кремль пошел на реформу любой ценой, эксперты уже ответили. По версии доктора экономических наук Никиты Кричевского, власть выбрала меньшее из зол. Иначе в 2022 году — когда должны были выходить на пенсию первые женщины, имеющие право на получение пенсионных накоплений, и незадолго до президентских выборов, — Кремлю пришлось бы признать дефолт накопительной пенсионной системы. Признать, что эти деньги «убежали» в Лондон и пошли на выплату части долга Парижскому клубу в 2003 году. И тогда грянул бы скандал такой силы, что процесс передачи власти в 2024 году для Кремля непредсказуемо осложнился бы.

Финал истории известен: реформу приняли в пожарном порядке — чтобы свернуть дискуссию, на которой оппозиция набирала очки. Зачем Медведев вновь ее начинает, и что можно возразить ему на этот раз?

— Возразить можно по многим пунктам, — отмечает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Начать с того, что у нас страховые взносы в Пенсионный фонд России находятся, по сравнению с Европой, на 21-м месте — почему бы их не повысить? Кроме того, в России до сих пор не использован такой резерв, как сбор части страховых взносов с собственной зарплаты работник.

Далее, у нас можно было при повышении пенсионного возраста уравнять пенсионный возраст мужчин и женщин — женщины живут намного дольше. Если уж апеллировать к опыту развитых стран, как это любит Медведев, большинство из них как раз пошли на то, чтобы установить гендерное равенство в этом отношении.

Наконец, важно понимать: в России средняя продолжительность здоровой — именно здоровой, полноценной жизни — всего 62 года. Поэтому, когда Медведев поднял пенсионный возраст для мужчин до 65 лет, он фактически заставил работать людей, имеющих хронические заболевания. Это ставит под вопрос занятость этих граждан, что в новых условиях означает повышение безработицы.

На мой же взгляд, что бы премьер не писал, из всех путей проведения реформы был выбран тот, что наименее болезнен для буржуазии. И наиболее ущербен с точки зрения интересов работающей части населения.

 

«СП»: — Вы говорите, у нас не использован резерв, когда работник сам платит страховой взнос в ПФ. В чем тут резерв, и почему он игнорируется?

— В мировой практике, начиная с Отто фон Бисмарка, который и ввел в действие пенсионную систему, взносы на обязательное пенсионное страхование делятся на две части. На ту часть, которые платят работники, с собственной заработной платы, и другую часть, которую платят работодатели.

Но у нас сохранилась советская «отрыжка» — платит только работодатель. По сути, он направляет в социальные фонды часть необходимого продукта. Социальные взносы, с этой точки зрения — это отложенный объем потребления в связи с возможными рисками.

Медведеву можно было пойти либо по пути небольшого повышения взносовой части, которую платит работодатель, либо повторного введения взносовой части, которую платит работник.

Напомню, что это уже было — мы в конце 1990-х платили 1% заработной платы в Пенсионный фонд. Я лично эти взносы платил. Более того, выйдя на пенсию, я эти деньги получил. Но я так и не получил отчета, где они были, как применялись, и какое соотношение между тем, что я уплатил и что мне вернули. У меня осталось ощущение, что деньги вернули рубль в рубль. Честно сказать, мне совершенно не нужна такая система — когда у меня отнимают мои полновесные рубли, а возвращают обесцененные инфляцией.

Разработчики нынешней пенсионной реформы не задумывались о той части, которую платят работники, якобы из-за профсоюзов. На самом же деле, они проигнорировали эту возможность, чтобы ввести накопительную систему индивидуального пенсионного капитала. И таким способом полудобровольно-полупринудительно «отламывать» 6% от зарплаты работника, и без того невысокой.

«СП»: — Почему Медведев снова затевает разговор о реформе — хотя точка в ней уже поставлена?

— Ничего не поставлена. У нас народ, как известно, крестится только после того, как гром грянет. Думаю, основные протесты, связанные с реформой, еще впереди. Они начнутся, когда люди придут в ПФР и спросят: где моя пенсия? А им ответят: вы что, какая пенсия, пенсионный возраст повышен!

Именно так было с монетизацией льгот в 2005 году. Напомню, тогда на уровне обсуждения законопроект все льготники «проглотили». А когда в первых числах января увидели, что льготы отменили — они стихийно самоорганизовались, и пошли перекрывать Ленинградское шоссе.

Вывод для Кремля из истории с монетизацией состоит в следующем: пропагандистскую кампанию по повышению пенсионного возраста надо продолжать, чтобы ослабить будущий протест.

И у меня остается только одно замечание. По образованию Дмитрий Медведев — ни разу не экономист. Тот же Владимир Ленин, подписывая классические экономические статьи — скажем, «Как нам реорганизовать Рабкрин» — указывал целый коллектив авторов: ТроцкийЗиновьевКаменев. Но поскольку большинство из них впоследствии репрессировали, в советских изданиях под статьями осталась одна фамилия- Ленин. С той поры это стало считаться у нас нормой — подписывать коллективные тексты одной фамилией. И у меня имеется сильное подозрение, что премьер Медведев этой нормы и сейчас придерживается.

— Дискуссию по пенсионной реформе не удастся закрыть, — уверен и секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Она будет вспыхивать всякий раз, когда гражданин предпенсионного возраста будет обращаться в Пенсионный фонд, и там обнаружится, что его никто не ждет. Так что дискуссия будет продолжаться — на кухнях, в рабочих коллективах.

То, что Медведев опубликовал научную статью в журнале — меня не удивляет. Возможно, премьер еще и докторскую диссертацию защитит, и будет преподавать в ВШЭ — когда Путин отправит его в отставку, и он станет не шибко нужен.

А ключевой вопрос все-таки остается, и Медведев в своей статье на него не ответил. Этот вопрос, напомню, задавал с трибуны ГД лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Вот он.

В Россию до выхода на пенсию гражданин работает в среднем 36 лет. За это время он платит в Пенсионный фонд 103 своих средних ежемесячных зарплаты. По сути, из 36 лет 8 лет работник горбатится на Пенсионный фонд. После выхода на пенсию он в среднем живет 12 лет, и назад получает 47 зарплат в виде пенсии. Спрашивается, где 56 зарплат, которые остаются в Пенсионном фонде?

Где деньги, Зин? Где они, Дмитрий Анатольевич?!

Источник ➝