Не туда сел: как советский истребитель сбежал с аэродрома НАТО

53 года назад история боевой авиации Советского Союза пополнилась курьезом - истребитель МиГ-21 новейшей модификации приземлился в аэропорту Тегель в Западном Берлине. Летчик перепутал аэродромы. Увидев солдат НАТО, пилот осознал свою ошибку, развернулся на рулежке - ВПП уже перекрыли, - и улетел к своим.

 

13 февраля 1967 года - памятная дата в хрониках Группы советских войск в Германии. В этот день случилось ЧП, последствия которого могли быть весьма серьезными. На аэродроме Тегель во французской зоне оккупации Западного Берлина приземлился секретнейший на тот момент советский истребитель.

Самолет был новенький - прямо с подмосковного завода "Знамя Труда". Пилотировал его капитан Федор Зиновьев.

 

ГДР была западным форпостом Восточного блока. Здесь размещалась мощная группировка советских войск, ГСВГ, руководство СССР щедро снабжало армию Восточной Германии новейшей техникой - в том числе самолетами. Немецкие истребители вместе с советскими летчиками дежурили на границе, отгоняя от нее самолеты НАТО.

 

В начале 1967 года на заводе КБ Микояна в Луховицах, где годом раньше запустили сборку МиГ-21 на экспорт, была готова к отправке в ГДР четверка новеньких истребителей последней модификации, МиГ-21ПФМ. На самолете установили новое катапультное кресло, усовершенствовали прицел и систему управления оружием, истребитель получил возможность применять ракеты с радиолокационным наведением. Наконец, МиГу вернули пушку - несколькими годами раньше ее почему-то объявили устаревшим оружием, не нужным для воздушного боя. Убедившись, что это не так, конструкторы предусмотрели возможность подвески под фюзеляж контейнера с 23-миллиметровой пушкой и боекомплектом. В общем, самолет получился серьезный.

 

Перегнать истребители в ГДР поручили летчикам из 16-й гвардейской истребительной авиадивизии, входившей в состав ГСВГ. Командиром звена назначили капитана Зиновьева. Из Луховиц до Минска долетели без приключений, там приземлились, заправились и заночевали. На следующее утро полетели дальше. Почему-то четверку истребителей направили не на аэродром Темплин под Бранденбургом, как обычно, а на Коттбус, находившийся намного южнее и Зиновьеву незнакомый.

 

Ошибившись с курсом, МиГи оказались рядом с Берлином - как вскоре выяснилось, Западным. Увидев под собой аэродром, капитан Зиновьев попытался выйти на связь с диспетчером, но тот не отвечал. Летчик решил, что отказала радиостанция и пошел на посадку. Звено он на всякий случай распустил - его ведомые, почуяв неладное, добрались да Коттбуса самостоятельно. А головной МиГ-21 с красными звездами на крыльях совершил мягкую посадку в аэропорту Тегель, находившемся во французской зоне Западного Берлина и отданном авиации НАТО. Приземлившись, капитан Зиновьев понял, что прилетел не туда: на стоянках стояли самолеты чужих типов с опознавательными знаками ВВС Франции и США. МиГ сбросил тормозной парашют и стал разворачиваться, чтобы взлететь по той же полосе, на которую приземлился. Но ВПП уже перегородили джипами и пожарными машинами - на аэродроме не верили своей удаче.

 

Делать было нечего: истребитель вновь развернулся, включил форсаж и, разогнавшись по узкой и короткой рулежной дорожке, свечой ушел в небо. Помимо прочих достоинств, модификация МиГ-21ПФМ предназначалась для работы с грунтовых аэродромов. Благодаря системе обдува закрылков взлетно-посадочные характеристики истребителя были значительно улучшены.

 

Вскоре капитан Зиновьев приземлился в Коттбусе. Рассказывают, что командир дивизии сказал ему: "Что сел в Тегеле - дурак, а что удрал - молодец", - и распорядился не наказывать летчика. Возможно, сыграло роль и то, что тремя годами ранее Зиновьев на МиГ-19 сбил в районе Магдебурга американский самолет-разведчик Douglas RB-66

Источник ➝

Че Гевара с боливийскими солдатами перед казнью, 1967 год, Боливия

 
Палачом вызвался быть Марио Теран, 26–летний сержант боливийской армии, персонально пожелавший убить Че Гевару в отместку за своих друзей, убитых в более ранних боях с его отрядом. Чтобы раны соответствовали истории, которую боливийское правительство планировало представить публике, агент ЦРУ Феликс Родригес приказал Терану целиться аккуратно: так, чтобы казалось, что Гевара был убит в бою. Гари Прадо, боливийский генерал, командовавший армией, захватившей Че Гевару, сказал, что причиной казни плененного команданте был большой риск его побега из тюрьмы, и что казнь отменяла суд, который бы привлек внимание всего мира к Че Геваре и Кубе.
Кроме этого, на суде могли всплыть негативные для боливийской власти моменты сотрудничества президента Боливии с ЦРУ и нацистскими преступниками.

Перед казнью Феликс Родригес пытался узнать у Че, где находятся другие разыскиваемые повстанцы, но тот отказался отвечать. Родригес с помощью других солдат поставил Че на ноги и вывел его из школы для показа солдатам и фотосъёмки с ним, после чего сообщил о предстоящей казни. Че Гевара в ответ спросил Родригеса, кто он — американец мексиканского или пуэрто–риканского происхождения, дав понять тому, что знает, почему тот не говорит на боливийском испанском. Родригес ответил, что он родился на Кубе, но эмигрировал в США и на данный момент является агентом ЦРУ. Че Гевара в ответ лишь усмехнулся и отказался дальше разговаривать с ним.

За несколько минут до казни, один из охранявших Че солдат спросил его, думает ли он о своём бессмертии. "Нет, — ответил Че, — я думаю о бессмертии революции". После этого разговора в хижину вошёл сержант Теран и тут же приказал выйти всем другим солдатам. Один на один с Тераном, Че Гевара сказал палачу: "Я знаю, ты пришёл убить меня. Стреляй. Сделай это. Стреляй в меня, трус! Ты убьёшь только человека!" Во время слов Че Теран замешкался, потом произвел несколько выстрелов из полуавтоматической винтовки M1. На несколько секунд Гевара скорчился от боли на земле, прикусив руку, чтобы не закричать. Теран выстрелил снова, смертельно ранив Че в грудь. Всего Теран выпустил в Че девять пуль: пять в ноги, по одной в правое плечо, руку и грудь, последняя пуля попала в горло.

Какую правду о Горбачеве, Ельцине и Путине Дмитрий Язов просил «Комсомолку» опубликовать после своей смерти

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх