Могло быть и хуже

Могло быть и хуже


Фото: reksik004 / Pixabay

Под конец уходящего года можно вспомнить, что он принес большинству жителей Украины. Судя по опросам общественного мнения, отражающим недовольство экономической политикой государства и проводимыми реформами, можно сказать, что многие будут прощаться с уходящим годом легко, в надежде, что год следующий принесет им хоть какое-то улучшение материального положения.

Об ухудшении уровня жизни четко свидетельствуют и разросшиеся в 2017 году стихийные «блошиные рынки», где, как в начале 1990-х годов, беднейшие слои населения вынуждены распродавать свой нехитрый скарб.



Собственно, даже традиционный новогодний салат оливье и шампанское многие жители Украины вынуждены покупать в долг. Средний размер новогодних расходов, по данным декабрьского опроса Research & Branding Group, 1650 гривен. Однако немногие могут себе это позволить, не влезая в долги. Как утверждает директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко, основные продукты за год выросли в цене в среднем на 35%.

«В этом году часть населения, в основном те, кто живет на соцвыплаты (а таких более 40% населения), вынуждена сокращать свои расходы. Нельзя также не учитывать разницу в зарплатах по Киеву и в регионах. При средней зарплате в 6300 грн в регионах человек не может себе позволить потратить 1650 грн на праздник. Так что фактически каждый четвертый будет вынужден занимать деньги на Новый год, потому что большую часть небольшой зарплаты отнимает коммуналка», — отмечает Алексей Дорошенко.

В долг с 2017 года вынуждена жить и Украина, как государство. Хотя она и раньше накапливала госдолг, но с 2017 года фактически перешла в категорию тех стран периферии, которые не в состоянии будут когда-либо рассчитаться со своими долгами.

За 2017 год уровень государственного долга Украины увеличился на 6 млрд долларов, достигнув в целом 77 млрд долларов, а это 85% ВВП Украины (в 2013 году — 40%). Соответственно, наибольшей расходной статьей госбюджета становится обслуживание государственного долга, на что приходится тратить более 3,5 млрд долларов год.

В период с 2018 по 2022 годы Украина должна будет выплатить 64,2 млрд долларов по государственным долговым обязательствам, даже не учитывая долга перед Российской Федерацией. Столь огромные выплаты возможны только за счет новых кредитов, а их международные финансовые институты отныне либо не желают выделять Украине, учитывая неблагоприятные экономические прогнозы, либо повышают процент по кредитам, так как заемщик может оказаться неплатежеспособным.

Как утверждает украинский экономист Всеволод Степанюк: «Если мы не получим кредиты МВФ, то уже в следующем году Украина будет не в состоянии покрыть обязательства по долгам, а про 2019 год я вообще молчу».

Однако в конце года ряд международных финансовых институтов заявили, что останавливают кредитование Украины. В декабре 2017 года заканчивается, действовавшая с 2015, программа макрофинансовой поддержки Украины со стороны Евросоюза. В рамках данной программы Украина получила два транша 1,2 миллиарда евро из общего объема 1,8 миллиардов. В 2017 году Украина рассчитывала получить последний транш на 600 миллионов евро, но ЕС отказал в выделении этих средств из-за невыполнения Украиной всех требований (в частности, из-за действующего запрета на экспорт леса-кругляка).

О завершении финансовой поддержки Украины осенью заявил Всемирный банк, который с 2014 года перечислил Украине более 5,5 миллиардов долларов. Глава ВБ Джим Ен Ким в ходе своего визита в Киев заявил, что Всемирный банк «достиг лимита в кредитовании Украины».

Основной причиной роста госдолга в 2017 году являются не только внешние займы. Среди прочих факторов следует отметить «национализацию долгов» Приватбанка.

По словам председателя Совета НБУ Богдана Данилишина, на рефинансирование долгов Приватбанка Украина потратила 7 % своего ВВП. Ради выполнения этих финансовых обязательств, а также для повышения минимальной зарплаты до уровня 3200 гривен, государство было вынуждено включить печатный станок, что закономерно вызвало рост инфляции. Как утверждает украинский экономист Алексей Кущ: «Худшей новостью стало превышение показателя инфляции почти в два раза выше запланированного уровня. Инфляция в размере 14% как универсальный налог на бедных, нивелировала весь рост социальных стандартов».

Рост ВВП тоже оказался ниже запланированного, что несколько понижает кредитный рейтинг Украины. В бюджете 2017 года планировался рост ВВП на уровне 3%, в реальности же он едва превышает 2%. Тем не менее, стоит отметить, что даже такой небольшой рост ВВП — уже хороший признак на фоне падения ВВП на 6,8% в 2014 и на 9,9% в 2015 году.

Одним из факторов, серьезно подорвавших украинскую экономику в 2017 году, стала блокада Донбасса, из-за которой Украина теряет, по самым скромным подсчетам, 1% ВВП.

По оценкам замглавы Нацбанка Олега Чурия, негативный эффект торгового баланса Украины от прекращения торговли с неподконтрольными Киеву территориями оценивается в 1,8 миллиарда долларов в 2017 году, еще 0,5 миллиарда долларов Украина может потерять в 2018 году.

В 2017 году Украина получила долгожданный «безвиз», ради которого «стоял Майдан». В итоге, с 2017 года одной из основных проблем украинской экономики стал массовый отток квалифицированных работников. Этот фактор повлиял и на замедление промышленного производства. Наибольшее падение зафиксировано в производстве компьютеров, электронной и оптической продукции (27,2%), добыче каменного и бурого угля (13%) и производстве электрического оборудования (8,1%). В сельском хозяйстве наблюдается падение производства на 2,8% (по итогам 11 месяцев 2017 года).

Негативное сальдо украинской внешней торговли товарами за январь-октябрь достигло 4 572,8 миллионов долларов. Однако в некоторых сферах наблюдается рост показателей: розничная торговля +8%, строительство +22,5%, грузооборот +6,1%, сфера услуг +3,1%.

Основными «достижениями» экономики становится избежание худшего возможного сценария. В этом и заключаются главные «победы». Оценивая итоги проводимой политики, украинские чиновники традиционно ставят себе в заслугу не реальное улучшение качества жизни украинцев, а то, с каким трудом им удалось не допустить еще больших потерь, еще большего падения уровня жизни, еще большей инфляции.

По результатам недавнего опроса Research&Branding Group, 86% украинцев заявили, что вынуждены экономить на одежде, обуви, питании. Лишь 4% опрошенных утверждали, что не экономят ни на чем.

Как утверждал в 2017 году постоянный представитель программы развития ООН на Украине Нил Уокер, за чертой бедности проживает около 60% населения Украины. Да, их могло бы быть и 80%, и 95%. Не все негативные сценарии реализовались. Таким образом, большинство граждан Украины можно поздравить уже хотя бы с тем, что они выжили. Многие из них, конечно, загадают в новогоднюю ночь желание, связанное с улучшением их материального положения и уровня жизни. Однако, при сохранении нынешних тенденций украинской экономики и без вмешательства такого иррационального фактора, как чудо, исполнить их вряд ли удастся.

Дмитрий Ковалевич

Источник ➝

А не провести ли нам деноминацию? Увидим массу интересного, ручаюсь!

 

Россию на глазах охватила лихорадочная страсть к переменам: правительство уже сменили, сейчас вовсю обсуждают изменения в Конституции. На этом фоне и я подумываю: а может, пора уже провести и денежную реформу? Ну, если и не реформу, то хотя бы очередную деноминацию? Последняя была в 1997 году, давно. 22 года уже прошло.

 

О пользе деноминации

 

Деноминация, с какой стороны ни погляди – дело хорошее, все эти лишние нули на деньгах многих раздражают. Да и не наше это – считать всё в сотнях да тысячах, не говоря уж о миллионах.

Испокон веку русский рубль был тяжелым. А сейчас один доллар (на который в Америке и не купишь ничего) – целых 63 рубля. Ну куда это годится? Молодые – те, кому 20 лет и меньше – уже поди и не знают, что за копейки такие и как они выглядят. При нынешних ценах уже и рубли металлические никому не нужны, народ жалуется, что только карманы оттягивают…

И в последние 5-10 лет можно услышать: «Да что это за зарплата – 20 рублей». Или, спросишь, к примеру: «А сколько у вас женщины получают за смену в горячем цеху?» – «Да рубля два, не больше». И все понимают, что рубли здесь означают на самом деле тысячи рублей. Просто народ сократил для простоты лишние нули.

Словом, получается, что люди стихийно уже деноминировали нацвалюту в 1000 раз. И я прикинул, как бы тогда выглядели наши цены. Первым вспомнился проезд в метро. В Москве сейчас разовый талончик – 50 рублей, стало быть после деноминации будет 5 копеек, старый «пятачок». Прекрасно – как в СССР.

Или взять зарплату депутатов Госудумы. Писали, что сейчас она в районе 400 тысяч рублей в месяц. Что ж, если сократить нули, будет просто 450. Тоже вроде нормально, у самых важных чиновников в период СССР и было что-то в таком духе…

Попытался применить деноминацию к квартплате. У меня в Москве «двушка», выходит где-то 6-7 тысяч за месяц. Стало быть – 6 рублей. Но тут уже с советской ценой не сходится – тогда за то же самое платили три рубля с копейками. Значит, квартплата по сравнению с СССР удвоилась…

 

Конец аналогиям – или не все так просто

 

Правда, дальше уже «после деноминации» начинается какая-то ерунда. Скажем, если взять зарплаты обычных людей, не депутатов. В Москве, как пишут, средняя з/п 60-70 тыс. рублей, в регионах у квалифицированных рабочих – в лучшем случае 30-40 тыс. Это что ж получается – в Москве зарплата будет 70 рублей, а у рабочих – вообще 40? Это же совсем мало! Помню, у моей бабушки была пенсия 40 рублей – так все ее жалели: на заводе, где она всю жизнь работала, сгорели архивы, и ей начислили пенсию как иждивенке. И это уж никак не зарплата для рабочего!

С пенсиями же тогда вообще получается жуть: в регионах средняя – 14 рублей «на новые деньги», в Москве – 19 рублей… Жалкие гроши.

Правда, нас должна в таком случае обрадовать еда. Батон хлеба – 3 копейки, картошка – 4 копейки за кило, помидоры в феврале – 30 копеек… Сказка! А мясо? 25-40 копеек за кило. И самое дикое – водка по 30 копеек за поллитру. А если брать отечественное пиво – и вовсе тот же пятачок бутылка. Как бы не спился народ на радостях-то!

Очень дешевы будут телевизоры – 15-20 рублей за простые «тошибы», 35-40 – за «сони»… А автомобиль «Жигуль» – 450 рублей… Какая-то фантастика!

То есть с деноминацией в тысячу мы, наверно, поторопились. Надо умереннее брать – в сто раз. Тогда вроде все станет «почти как в СССР»: мясо 2,5-4 рубля, хлеб белый 30 копеек, водка – 2 рубля (все равно очень дешево), новая «Лада-Веста» – 4500 р. А зарплата рабочего – почти как у главного инженера встарь: 400 рублей. У среднего москвича (при почти советских ценах на еду) – 700. Как у директора завода или министра.

Правда, совершенно несуразными, с точки зрения советского жителя, станут цены на метро и, особенно, квартплата. 50 копеек за однократный проезд – грабеж. А уж квартплата в 60-75 рублей – в 20 раз больше… Сразу видно, на что цены взлетели более всего.

Однако стоило бы, я думаю, наряду с конституционными вопросами (к которым народ на самом деле довольно равнодушен) обсудить и более насущное: как лучше провести деноминацию – в 1000 или в 100 раз?

Я лично – за первоначальный вариант, за тысячу. По мне, чем меньше нулей – тем лучше. Зато какими полновесными станут копейки!.. А что зарплаты и пенсии у большей части населения окажутся от этого двузначными и смешными – не беда: больше будет стимулов их повышать.
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/108984/34979/-

Популярное в

))}
Loading...
наверх