Последние комментарии

  • LPF Лифанов10 декабря, 3:57
    Когда выберут Нового Президента , Рыжему светит 25 лет колонии , с конфискацией имуществаСпасибо господину Чубайсу за моё счастливое детство
  • Александр Симаков10 декабря, 3:22
    Как сказал один их скорбящих в телевизоре : " В советское время она была диссидентом, тогда  ПРАВОЗАЩИТНИКИ ТАК НАЗЫВ...Медведев: Имя Алексеевой олицетворяло демократические перемены в России
  • Nigmatulla Nazaraliev10 декабря, 2:45
    ,,Спaсибо,,  Ржaвому  чубaйсу  ,    что покaзaл  нa  собственном  опыте,  кaк нужно  воровaть по крупному  у нaродa! ...Спасибо господину Чубайсу за моё счастливое детство

Русский Майдан 93-го: как Россия спаслась от "украинского сценария"

 
 

В последнее время ведут много разговоров о том, возможно ли в Москве повторение "Майдана" и не готовится ли "украинский сценарий" и для России. В действительности "Майдан" в России уже был – в октябре 1993 года, когда радикальные неонацистские группировки, прикрываясь "демократическими" лозунгами, чуть было не захватили власть в стране.

Речь идет о РНЕ* – "Русском национальном единстве*" - организации, которая открыто называла себя национал-социалистической. В 1993 году неонацисты РНЕ* достигли своеобразной кульминации в своем развитии: никогда еще люди со свастикой на рукаве не стояли так близко к власти. Владимир Тихомиров рассказывает о роли РНЕ* в октябрьских событиях 25-летней давности. 

Предпосылки Черного октября

Конфликт 1993 года был запрограммирован в старой – еще советской - конституции РСФСР, которая наделяла неограниченными полномочиями советские представительные органы власти: постоянно действующий Верховный Совет и периодически собираемый Съезд народных депутатов РФ. Понятно, что во времена большевиков вся власть Советов была не более чем фикцией - то есть ширмой, прикрывавшей тотальную власть КПСС. Но в советские времена на эти нюансы никто не обращал внимание. Стоило России освободиться от ненавистной тогда власти коммунистов и выбрать свободу и демократию, как вся полнота руководящей и направляющей власти перешла к президенту, чему, понятное дело, депутаты, вошедшие во вкус жизни, были совершенно не рады.

Тем более что в стране наступали веселые времена "первоначального накопления капитала" с приватизацией "золота партии", ваучеризацией и переделом госсобственности. Так что сидеть в стороне руководители Верховного Совета во главе с Русланом Хасбулатовым точно не собирались.

Расстрел Белого дома

Так началась долгая подковерная борьба, которая перешла в открытую фазу в сентябре 1993 года, когда президент Борис Ельцин подписал указ №1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", предписывавший роспуск Съезда народных депутатов, прекращение деятельности Верховного Совета и выборы в новый верховный орган – Федеральное собрание.

Разумеется, это был государственный переворот: по действовавшей Конституции у президента не было полномочий распускать Верховный Совет. В свое оправдание Ельцин заявил, что решение о конституционной реформе было одобрено на всенародном референдуме в начале 1993 года. Тем не менее в Конституционном суде решили, что указ Ельцина о конституционной реформе является достаточным основанием для отрешения от власти самого президента. В ответ Ельцин распорядился перекрыть Белому дому (а именно там сидел Верховный Совет РФ) электричество, свет, телефонную связь и водопровод. Здание было оцеплено милицией и военнослужащими.

Ставка на помощь

В свою очередь лидеры Верховного Совета призвали добровольцев для защиты Белого дома. Ставка была сделана на военизированные отряды РНЕ*. Лидер РНЕ* Александр Баркашов не просто вошел в военное руководство Верховного Совета, но и был официально назначен на должность заместителя министра обороны страны в правительстве, сформированном в Верховном Совете.

У Баркашова была образцово-показательная для всякого советского человека биография. Родился в 1953 году в Москве в простой семье, папа - рабочий-электрослесарь, мама медсестра. После армии работал электрослесарем на теплоэлектроцентрали ТЭЦ-20 в Черемушках, увлекался карате, а затем даже организовал подпольный кружок восточных единоборств. 

В политике он "засветился" в 1985 году, когда вступил в Национально-патриотический фронт (НПФ) "Память" и стал личным телохранителем лидера "Памяти" Дмитрия Васильева. Учитывая, что в те годы каждый шаг Васильева происходил под контролем КГБ, под колпаком чекистов оказался и сам Баркашов.

Расстрел Белого дома, 1993

Вскоре он добивается значительного карьерного роста: стал членом Центрального Совета и начальником штаба "Памяти", а затем и заместителем председателя НПФ. Возглавлял он в "Памяти" и "контрразведку" организации, входил в редколлегию газеты "Память".

В 1990 Баркашов открывает свой сольный проект - "Русское Национальное Единство*". Как позже вспоминал сам Баркашов, он покинул ряды "Памяти" из-за концептуального конфликта:

"Память" стала постоянно действующим костюмированным вечером воспоминаний, а нам хотелось реальных действий.

И Баркашов создает отряды, совершенно открыто взяв на вооружение идеологию национал-социализма и символику фашистов – пожалуй, впервые в России появилась политическая сила, столь откровенно "косплеившая" гитлеровских чернорубашечников. Даже свое зигующее приветствие они позаимствовали у гитлеровцев.

Тем не менее примитивная идеология национал-социализма находила свой отклик в сердцах российской молодежи, потерявшей не только страну, но и все привычные нравственные ориентиры. Отряды чернорубашечников стали расти день ото дня. Буквально за год в каждом крупном российском городе появились филиалы, а отряды националистов на правах народных дружинников стали даже патрулировать улицы, задыхавшиеся от преступности.

Расстрел Белого дома, 1993

Сторонники Баркашова

Наконец, на Баркашова и его частную мини-армию обращают внимания и серьезные люди. Кстати, Гитлера также сделали "фюрером немецкой нации" вовсе не пламенные речи и поддержка уличных боевиков, а авторитет и связи его покровителя генерала Людендорфа. 

Итак, в 1992 году РНЕ* берет под свое крыло генерал-майор КГБ в отставке Александр Стерлигов, бывший управделами Совмина РСФСР, ставший после развала союза лидером националистической организации "Русский национальный собор". В отрядах Баркашова он увидел тот таран, который ему откроет ворота Кремля.

Также баркашовцам активно симпатизировал и генерал-полковник Владислав Ачалов – бывший командующий ВДВ и заместитель министра обороны СССР. И Баркашов тут же стал лучшим другом и соратников тех самых коммунистов, которых он прежде обличал как виновников геноцида русского народа. Проханов пел ему дифирамбы:  

Его называли и продолжают называть фашистом, его называют убийцей, кровопийцей. Это был утонченный, очаровательный человек, очень умный, начитанный. Он создал эту военизированную русскую организацию, которая носила на шевроне на рукаве так называемую звезду Богородицы, которуя интерпретируют как свастику. Я помню их первые сборы в лесопарке, их пробежки, их такой пафос. На них было просто радостно смотреть...
Бывший командующий ВДВ СССР генерал-полковник Владислав Ачалов

Лидер "Трудовой России" Виктор Анпилов позже вспоминал, что в здание Верховного Совета бойцов РНЕ* пригласил сам вице-президент Александр Руцкой, назначенный Верховным Советов исполняющим обязанности президента России, который симпатизировал баркашовцам:

И должен сказать, они выгодно отличались от всей массы защитников Дома Советов своей камуфляжной формой, дисциплиной строя и приветствием "Слава России!" с выбрасыванием вперед вытянутой ладони правой руки...

Буквально за несколько дней при участии группировок националистов митинги у Белого дома превратились в открытый вооруженный конфликт. Иеромонах Никон (Белавенец), один из защитников Белого дома, позже вспоминал:

РНЕ* была единственная дисциплинированная часть, единственные вменяемые люди, и тогда Баркашов произвел на меня впечатление вменяемого и разумного человека. Один из депутатов сказал, что очень плохо, что баррикады украшены повсюду красными флагами – такое ощущение, будто здесь какая-то оппозиционная законной власти группа находится, – и что крайне важно, чтобы на всех баррикадах развивался национальный флаг, потому что мы – законная власть, а никакие не партизаны. Но было понятно, что много представителей левых движений на баррикадах, и флаги России не простоят на них больше пяти минут. Решили, что первое время их надо охранять. Единственный человек, к которому можно было обратиться в этой ситуации и быть уверенными, что все будет сделано как надо, был Баркашов...

Штурм мэрии

Но баркашовцы не только охраняли флаги и позировали перед телекамерами в воинственных позах.

Баркашов у Белого дома, 1993

3 октября отряд РНЕ*, вооруженный автоматами, штурмом взял здание мэрии на Новом Арбате, откуда милиция якобы вела огонь по сторонникам Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Впереди автоматчиков шли колонны "мирных демонстрантов", которые буквально снесли милицейское оцепление у Белого дома и пошли на приступ центрального входа здания мэрии. 

Как только "мирные демонстранты" смяли милицейские посты у подъезда, стеклянные двери и стены фасада по указанию Баркашова были пробиты двумя грузовыми автомобилями. Тут же из кузова грузовиков внутрь здания бросились вооруженные националисты, которых вел сам Баркашов. Вместе с ним шли люди генерала Альберта Макашова, который тогда считался главнокомандующим вооруженными силами Верховного Совета.

Несколько человек, включая заместителя начальника управления ГУК МВД Василия Семина, были жестоко избиты.

"Теперь в Останкино!"

Вечером по такому же сценарию Альберт Макашов решил устроить и штурм Останкино. Правда, как вспоминает народный депутат России Илья Константинов, боевики Баркашова в штурме телецентра участия не принимали, а за "мирными протестующими" шли бойцы т.н. "офицерского полка имени Верховного Совета".

С военной точки зрения штурм "Останкино" был глупостью – ведь в случае угрозы захвата телецентра вся аппаратура одним поворотом секретного рубильника будет обесточена, а вещание в эфир будет продолжено с резервного телецентра. Но опьяненный возможностью легкой победы – ведь казалось, что достаточно лишь захватить власть над телевизором! – генерал Макашов не пожелал слушать голос разума. И допустил стратегический промах, разделив силы "защитников Белого дома". В итоге штурм Останкино вылился в настоящую бойню, когда "мирных демонстрантов" встретили кинжальным огнем бойцы спецназа.

Расстрел демонстрантов у Останкино

Дальнейшее известно: на следующий день 4 октября верные президенту Ельцину войска начали штурм Дома Советов. Белый дом обстреливали танки, кадры горящего российского парламента облетели тогда весь мир.

Эвакуация националистов

Уже днем защитники Верховного Совета прекратили сопротивление. Руководители оппозиции, в том числе Хасбулатов и Руцкой, были арестованы. Но вот сам Александр Баркашов, потеряв только двоих соратников, счастливо избежал ареста.

Историк Александр Островский в своей книге "1993. Расстрел Белого дома" приводит следующий факт о том, что Баркашова из Дома Советов вывели через 20-й подъезд, занятый "Альфовцами":

У выхода всех встречал А.В. Коржаков. Он отбирал удостоверения личности и бросал их в стоявшую тут же большую дорожную сумку. Когда перед ним появился А.П. Баркашов, А.В. Коржаков воскликнул: "О, и Петрович тут!" Однако задерживать Петровича не стал...

Связи высокопоставленных покровителей творили чудеса. Практически всех членов РНЕ* чекисты вывели из осажденного Белого дома по подземным коммуникациям и буквально на следующий день организовали экстренную эвакуацию в голландский город Маастрихт – семь десятков "баркашовцев" были вывезены в Европу по новеньким загранпаспортам, сделанным в Службе внешней разведки. Летели они не обычным самолетом, а военным транспортником, который якобы перегонялся в Голландию на покраску.

Бывший чекист, а ныне бизнесмен Сергей Исаков в одном из интервью вспоминал:

В городе Маастрихт их уже ждали. Приехали машины с дипломатическими номерами российских посольств: российского посольства во Франции, в Бельгии, в Германии, той же самой Голландии. И разобрали этих хлопцев и быстро развезли по всей Европе.

Сам Баркашов уверен, что его организацию хотели превратить в "экзекуторов" - то есть руками националистов предполагалось выполнять всю "грязную работу"  по устранению политических конкурентов. В декабре 1993 года Баркашов был ранен. Из больницы его отвезли в тюрьму, из которой он вышел через два месяца – по амнистии всем защитникам Белого дома.

Другой конец

Но что было бы, если бы в противостоянии победил бы Верховный Совет?

Защитники Белого дома

Конечно, можно сколько угодно сейчас восклицать, что Ельцин в 1993 году расстрелял российскую демократию, но в действительности никакой демократией в Верховном Совете и не пахло - как метко заметил Жириновский, это была борьба между "розовыми красными" и "красными красными". 

Сам же Баркашов в одном из интервью обмолвился, что уже на следующий день начались бы кровавые разборки в стане победителей.

"За Руцким стояла достаточно сильная вооруженная команда, но он хотел и мою, еще более сильную команду, использовать для того, чтобы потом расправиться с теми, кто воспротивится его полновластному президентству. А это были как минимум две трети Верховного Совета, и я должен был бы их расстрелять или интернировать. Другое дело, что меня в свою команду пригласил через Ачалова и Хасбулатов, где мне отводилась та же самая роль экзекутора. И я уже имел устный приказ арестовать Руцкого...".

* экстремистские организации, запрещенные на территории России

Источник ➝