Над нами издеваются? Идеолог пенсионной реформы Топилин стал главой ПФР

Сможет ли новый предправления ПФР сделать его работу прозрачной

 

 

На фото: экс-министр труда Максим Топилин
 

Экс-министр труда Максим Топилин возглавил Пенсионный фонд. 23 января соответствующее распоряжение премьера Михаила Мишустина было опубликовано на сайте правительства. До Топилина председателем ПФР был Антон Дроздов — он стал замминистра финансов.

Топилин, напомним, возглавлял Министерство труда и социальной защиты с 2012 года. Его уход связывают с критикой президента Владимира Путина по поводу неудовлетворительных темпов реализации нацпроектов.

Но что характерно — экс-министр, отвечающий за рост благосостояния россиян, и фактически заваливший дело (по данным Росстата, только в октябре 2019 года впервые после пятилетнего снижения реальные располагаемые доходы россиян выросли — на 3% в годовом выражении), остался «в обойме».

Возможно, разгадка в том, что именно при Топилине в России была утверждена пенсионная реформа. И как раз экс-министр с пеной у рта доказывал, как жизненно необходимо повысить пенсионный возраст.

В августе 2018-го, на парламентских слушаниях в Госдуме, он убеждал, что в ближайшие годы будет сокращаться число выходящих на рынок труда граждан. Это якобы создает «окно возможностей» для повышения пенсионного возраста, и другой шанс для проведения пенсионной реформы может представиться только через 20 лет.

По его словам, с 2019 года пенсии неработающим пенсионерам должны были увеличиться на 1000 рублей в месяц, а к 2024 году достигнуть 20 000 рублей. Сэкономленные за счет повышения пенсионного возраста 3 трлн. рублей, говорил тогда Топилин, в следующие шесть лет пойдут на повышение пенсий неработающим пенсионерам.

Во что эти обещания вылились на практике — всем известно: в мизерные прибавки к пенсиям неработающим пенсионерам, 1 трлн. рублей профицита бюджета, и повальную безработицу среди предпенсионеров.

В свете сказанного назначение Топилина главой ПФР воспринимается как открытое издевательство. Да, в Пенсионном фонде бардак — 22 января Следственный комитет раскрыл подробности уголовного дела, расследуемого в отношении управляющего отделением ПФ Красноярского края Дениса Майбороды. Правоохранители заподозрили его в получении 10-процентного «отката» за обеспечение победы коммерческой фирмы в аукционе на право заключения госконтракта на покупку нового здания ПФР по максимальной стоимости 130 млн. рублей. Суд отправил Майбороду на месяц в СИЗО, а всем в очередной раз стало ясно: в ПФР нужно наводить порядок.

И остается только один вопрос: неужели не нашлось никого, кроме Топилина, кто мог бы этим заняться? Почему Топилина, раздражающего граждан своими высказываниями по поводу повышения пенсионного возраста, не убрали из пенсионной сферы?

— Топилин карьерный чиновник, а не политик — таких чиновников не убирают без веских оснований, — отмечает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Топилин к тому же ведет «родословную» из аппарата правительства. В начале 2000-х он был помощником Валентины Матвиенко, которая занимала тогда пост вице-премьера. Добавлю, что Матвиенко считалась креатурой Евгения Примакова, а Примаков — это СВР, представитель силовиков, а не либералов.

Конечно, к Топилину можно относиться как угодно. Но он, в отличие от Антона Дроздова, является не финансистом, а социальщиком — и очень квалифицированным. Так что в Пенсионный фонд его перевели именно как профессионала, который четко и недвусмысленно выполнял то, на что его ориентировали.

«СП»: — То есть, воплощал в жизнь пенсионную реформу?

— Топилин был техническим министром, а теперь станет техническим председателем правления фонда. Но здесь самый любопытный момент.

Правление ПФР имеет сейчас на деятельность фонда минимальное воздействие. Скажем, в правлении Фонда социального страхования хорошо представлены и работодатели, и профсоюзы — в ПФР этого и близко нет. Поэтому я надеюсь, что приход туда Топилина — который все же и создал Общественный совет при Минтруда, и хорошо представляет себе принцип трехстороннего партнерства, — привнесет общественные начала в деятельность Пенсионного фонда.

Это было бы очень желательно. О делах внутри ПФР хотят самые разные слухи — например, об имуществе фонда. Замечу, Пенсионный фонд — очень большая и сложная организация, которая выполняет много функций. Достаточно сказать, что в нем работает около 300 тысяч человек.

Так вот, является ли имущество ПФР достаточным, позволяет ли оптимальным образом выполнять фонду функции, или же имущества в избытке — это все темные вопросы. Как раз их было бы хорошо обсудить именно на правлении, тремя сторонами — профсоюзами, работодателями и представителями государства.

«СП»: — Можно ли сказать, что Пенсионный фонд нуждается в кардинальных переменах?

— Это опять же вопрос для дискуссии между социальными партнерами и наукой. Я сам не раз вносил предложения на этот счет, и все они были положены под сукно.

Главное проблема — внутри Пенсионного фонда есть огромная система персонального учета. По логике, она должна превратиться в единый государственный банк социальной информации. В эту базу должна быть добавлена информация из других систем социального учета, ядро ее должно быть выстроено на основе отдельной государственной службы, и финансироваться такая служба должна государством, а не из средств пенсионеров.

Еще раз подчеркну: сбор, обработка и развитие системы социальной информации — это функция государства, а не социальных фондов. Фонды должны заниматься своими прямым обязанностями — страхованием. И если ПФР выполняет и другие функции по социальному обеспечению, порученные ему государством, они должны отдельно учитываться в бюджете РФ.

Потому что сейчас регулярно возникают подозрения, что все это делается за счет пенсионеров. А это недопустимо. Ну, не должен застрахованный по старости оплачивать труд работников, занимающихся проблемами, например, начисления и выплаты материнского капитала.

«СП»: — Топилин знает об этих проблемах?

— Прекрасно знает. Более того, не исключаю, ему дадут возможность навести порядок именно на этом направлении. Потому что вещи эти вроде бы технические, но давно назревшие и даже перезревшие. Решать их — это политика ближнего прицела, техническая политика. Но от этого она не становится менее важной.

Еще обращу внимание: поскольку Топилин 20 лет с лишним сидит в социальной тематике, он очень хорошо знает кадры — кто чего стоит. В отличие, кстати, от Дроздова, который финансист и знает совершенно другой круг людей.

Можно надеяться поэтому, что Топилин укрепит профессиональный состав Пенсионного фонда. Это очень важно, ведь ПФР по размерам — самая большая организация РФ: бюджет фонда, по самым скромным оценкам, превышает 3 трлн. рублей.

— Топилин не совершил каких-то тяжких прегрешений, и остается «в обойме», — считает декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Да, он ушел на второстепенную позицию — но продолжает числиться в кадровом резерве Владимира Путина. С аппаратной точки зрения, смещение Топилина с министерского поста вполне оправдано, чтобы лишний раз не дразнить оппозицию, особенно в период транзита власти.

Что же касается политики Топилина на посту главы ПФР, думаю, каких-то серьезных изменений не будет. Пенсионный фонд — важная структура, но она полностью зависит от позиции руководства страны, и выполняет только технические функции.

Источник ➝

Че Гевара с боливийскими солдатами перед казнью, 1967 год, Боливия

 
Палачом вызвался быть Марио Теран, 26–летний сержант боливийской армии, персонально пожелавший убить Че Гевару в отместку за своих друзей, убитых в более ранних боях с его отрядом. Чтобы раны соответствовали истории, которую боливийское правительство планировало представить публике, агент ЦРУ Феликс Родригес приказал Терану целиться аккуратно: так, чтобы казалось, что Гевара был убит в бою. Гари Прадо, боливийский генерал, командовавший армией, захватившей Че Гевару, сказал, что причиной казни плененного команданте был большой риск его побега из тюрьмы, и что казнь отменяла суд, который бы привлек внимание всего мира к Че Геваре и Кубе.
Кроме этого, на суде могли всплыть негативные для боливийской власти моменты сотрудничества президента Боливии с ЦРУ и нацистскими преступниками.

Перед казнью Феликс Родригес пытался узнать у Че, где находятся другие разыскиваемые повстанцы, но тот отказался отвечать. Родригес с помощью других солдат поставил Че на ноги и вывел его из школы для показа солдатам и фотосъёмки с ним, после чего сообщил о предстоящей казни. Че Гевара в ответ спросил Родригеса, кто он — американец мексиканского или пуэрто–риканского происхождения, дав понять тому, что знает, почему тот не говорит на боливийском испанском. Родригес ответил, что он родился на Кубе, но эмигрировал в США и на данный момент является агентом ЦРУ. Че Гевара в ответ лишь усмехнулся и отказался дальше разговаривать с ним.

За несколько минут до казни, один из охранявших Че солдат спросил его, думает ли он о своём бессмертии. "Нет, — ответил Че, — я думаю о бессмертии революции". После этого разговора в хижину вошёл сержант Теран и тут же приказал выйти всем другим солдатам. Один на один с Тераном, Че Гевара сказал палачу: "Я знаю, ты пришёл убить меня. Стреляй. Сделай это. Стреляй в меня, трус! Ты убьёшь только человека!" Во время слов Че Теран замешкался, потом произвел несколько выстрелов из полуавтоматической винтовки M1. На несколько секунд Гевара скорчился от боли на земле, прикусив руку, чтобы не закричать. Теран выстрелил снова, смертельно ранив Че в грудь. Всего Теран выпустил в Че девять пуль: пять в ноги, по одной в правое плечо, руку и грудь, последняя пуля попала в горло.

Популярное в

))}
Loading...
наверх