Меньшов: Стала бы героиня "Москва слезам не верит" участвовать в приватизации?

 

В новом выпуске "По-живому" журналиста Константина Семина состоялся разговор с Владимиром Меньшовым.

Знаменитый режиссер рассказывает, почему именно его фильм "Москва слезам не верит" отправили на соискание "Оскара", о том, как на его глазах начало раскалываться общество и появлялся новый тип молодых людей. Меньшов признался, что сегодня во многом он пересматривает оценки советской жизни, в интервью он вспоминал про отца, который служил в НКВД с 1939 году, как вступил в партию перед самым развалом Советского Союза, и признался, что до сих пор хранит свой партбилет.

Владимир Меньшов, Константин Сёмин(2019)|Фото: youtube.com/Константин Сёмин

Фото: youtube.com/Константин Сёмин

 

Меньшов считает, что существование настоящего народного кино, которого сегодня не хватает, зависит не от денег или состояния кинематографа, а от состояния общества и человеческого сознания. "Когда мы снимали кино, мы знали, что его ждут, – делится воспоминаниями Меньшов. – Появление нового фильма – это была какая-то новая страница".

Москва слезам не верит, Вера Алентова, фильм(2019)|Фото: pikabu.ru

Фото: pikabu.ru

 


Константин Семин предложил пофантазировать автору "Москва слезам не верит", что могло бы произойти с героями его фильмов, если бы они попали в 90-ые – стала бы главная героиня "Москвы слезам не верит" – "хозяйка" завода участвовать в приватизации производства? А ребята из "Розыгрыша" начали бы зарабатывать, как группа "Машина времени", об этом невозможно не думать, говорит Семин.

Что касается "Розыгрыша", хоть Меньшов и осуждал героя, который кичится своим желанием пробиться в жизни, но новый тип человека, который был уже на подходе, сценарист и режиссер очень верно угадали тогда, признается режиссер: "Через десяток лет они уже пошли стройными рядами".

Владимир Меньшов(2019)|Фото: youtube.com/Константин Сёмин

Фото: youtube.com/Константин Сёмин

 

По словам Меньшова, с 1960-х годов в обществе наметился раскол, который привел к 90-м, и общество поделилось на два лагеря: "Они и мы". "Они" – это были враги, номенклатура, начальство, руководящий состав: "На заводе свои враги, в институте – свои враги, это просто накачивалось общее состояние".

Меньшов рассказывает, что поначалу в демократический порыв Горбачева все поверили, и он производил хорошее впечатление года полтора, а вот Ельцин никогда режиссера не очаровывал, про него все стало понятно сразу.

Что касается текущего исторического периода, то, на взгляд режиссера, к Советскому Союзу в обществе относятся несправедливо, как было со Сталиным в 1956 году – "его превратили в помойку". Но у Меньшова складывается впечатление, что антисоветская пропаганда понемногу начала откатываться назад.

Источник ➝

А не провести ли нам деноминацию? Увидим массу интересного, ручаюсь!

 

Россию на глазах охватила лихорадочная страсть к переменам: правительство уже сменили, сейчас вовсю обсуждают изменения в Конституции. На этом фоне и я подумываю: а может, пора уже провести и денежную реформу? Ну, если и не реформу, то хотя бы очередную деноминацию? Последняя была в 1997 году, давно. 22 года уже прошло.

 

О пользе деноминации

 

Деноминация, с какой стороны ни погляди – дело хорошее, все эти лишние нули на деньгах многих раздражают. Да и не наше это – считать всё в сотнях да тысячах, не говоря уж о миллионах.

Испокон веку русский рубль был тяжелым. А сейчас один доллар (на который в Америке и не купишь ничего) – целых 63 рубля. Ну куда это годится? Молодые – те, кому 20 лет и меньше – уже поди и не знают, что за копейки такие и как они выглядят. При нынешних ценах уже и рубли металлические никому не нужны, народ жалуется, что только карманы оттягивают…

И в последние 5-10 лет можно услышать: «Да что это за зарплата – 20 рублей». Или, спросишь, к примеру: «А сколько у вас женщины получают за смену в горячем цеху?» – «Да рубля два, не больше». И все понимают, что рубли здесь означают на самом деле тысячи рублей. Просто народ сократил для простоты лишние нули.

Словом, получается, что люди стихийно уже деноминировали нацвалюту в 1000 раз. И я прикинул, как бы тогда выглядели наши цены. Первым вспомнился проезд в метро. В Москве сейчас разовый талончик – 50 рублей, стало быть после деноминации будет 5 копеек, старый «пятачок». Прекрасно – как в СССР.

Или взять зарплату депутатов Госудумы. Писали, что сейчас она в районе 400 тысяч рублей в месяц. Что ж, если сократить нули, будет просто 450. Тоже вроде нормально, у самых важных чиновников в период СССР и было что-то в таком духе…

Попытался применить деноминацию к квартплате. У меня в Москве «двушка», выходит где-то 6-7 тысяч за месяц. Стало быть – 6 рублей. Но тут уже с советской ценой не сходится – тогда за то же самое платили три рубля с копейками. Значит, квартплата по сравнению с СССР удвоилась…

 

Конец аналогиям – или не все так просто

 

Правда, дальше уже «после деноминации» начинается какая-то ерунда. Скажем, если взять зарплаты обычных людей, не депутатов. В Москве, как пишут, средняя з/п 60-70 тыс. рублей, в регионах у квалифицированных рабочих – в лучшем случае 30-40 тыс. Это что ж получается – в Москве зарплата будет 70 рублей, а у рабочих – вообще 40? Это же совсем мало! Помню, у моей бабушки была пенсия 40 рублей – так все ее жалели: на заводе, где она всю жизнь работала, сгорели архивы, и ей начислили пенсию как иждивенке. И это уж никак не зарплата для рабочего!

С пенсиями же тогда вообще получается жуть: в регионах средняя – 14 рублей «на новые деньги», в Москве – 19 рублей… Жалкие гроши.

Правда, нас должна в таком случае обрадовать еда. Батон хлеба – 3 копейки, картошка – 4 копейки за кило, помидоры в феврале – 30 копеек… Сказка! А мясо? 25-40 копеек за кило. И самое дикое – водка по 30 копеек за поллитру. А если брать отечественное пиво – и вовсе тот же пятачок бутылка. Как бы не спился народ на радостях-то!

Очень дешевы будут телевизоры – 15-20 рублей за простые «тошибы», 35-40 – за «сони»… А автомобиль «Жигуль» – 450 рублей… Какая-то фантастика!

То есть с деноминацией в тысячу мы, наверно, поторопились. Надо умереннее брать – в сто раз. Тогда вроде все станет «почти как в СССР»: мясо 2,5-4 рубля, хлеб белый 30 копеек, водка – 2 рубля (все равно очень дешево), новая «Лада-Веста» – 4500 р. А зарплата рабочего – почти как у главного инженера встарь: 400 рублей. У среднего москвича (при почти советских ценах на еду) – 700. Как у директора завода или министра.

Правда, совершенно несуразными, с точки зрения советского жителя, станут цены на метро и, особенно, квартплата. 50 копеек за однократный проезд – грабеж. А уж квартплата в 60-75 рублей – в 20 раз больше… Сразу видно, на что цены взлетели более всего.

Однако стоило бы, я думаю, наряду с конституционными вопросами (к которым народ на самом деле довольно равнодушен) обсудить и более насущное: как лучше провести деноминацию – в 1000 или в 100 раз?

Я лично – за первоначальный вариант, за тысячу. По мне, чем меньше нулей – тем лучше. Зато какими полновесными станут копейки!.. А что зарплаты и пенсии у большей части населения окажутся от этого двузначными и смешными – не беда: больше будет стимулов их повышать.
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/108984/34979/-

Популярное в

))}
Loading...
наверх