Может ли министром культуры быть такой человек

В правительстве без Медведева, появились новые фигуры. Например, место главного по культуре заняла дама - Ольга Любимова, у которой прадедушкой был легендарный Василий Качалов.

 

Любимова закончила журфак МГУ и работала на телевидении, где в основном вела программы о религии. Мужа встретила тоже на работе. Журналист Первого канала Евгений Баранов известен тем, что работал в Югославии, когда страна подверглась американским бомбардировкам. Последнее время Любимова курировала отечественное кино, распределяя госсредства на те картины, сценарии которых подходили под нынешнюю патриотичную идеологию.

 

Но что любопытно, новоявленный министр вряд ли предполагала, что когда-то займет такой высоки пост и в своих публичных размышлениях была очень откровенна, ведя блог в Живом журнале.

В нем она прямо заявляла, что человек она «ни хрена не некультурный» и подробно объясняла по каким причинам:

Оказывается, министр не переносит на дух: музеи, оперу, балет и не знает, о ужас, либретто ни одной оперы. Также не в чести у Любимовой классическая музыка, да и в театр она ходит только по рекомендациям «уважаемых людей». Среди любимчиков Гришковец, а нелюбимчиков петербуржец Додин.

Министр признавалась, что не была в Лувре и не хочет любоваться Моной Лизой и другими шедеврами. А еще в Венеции она не плавала по каналам, что вызывает резонный вопрос — что она тогда там делала. 

Ну и что особенно странно для человека курирующего кино, Любимова писала, что плохо знает мировой кинематограф и не понимает артхаусного. Впрочем, может это и не удивительно. Зачем знать, что снимают за пределами России, чтобы участвовать в тратах миллиардов рублей на фильмы которые все равно никто не смотрит. Об этом красноречиво говорят цифры. По данным кассы продаж кинобилетов, из 155 картин, поддержанных министерством культуры за последнее время, 80 увидело меньше 10 тысяч человек. 

Источник ➝

Че Гевара с боливийскими солдатами перед казнью, 1967 год, Боливия

 
Палачом вызвался быть Марио Теран, 26–летний сержант боливийской армии, персонально пожелавший убить Че Гевару в отместку за своих друзей, убитых в более ранних боях с его отрядом. Чтобы раны соответствовали истории, которую боливийское правительство планировало представить публике, агент ЦРУ Феликс Родригес приказал Терану целиться аккуратно: так, чтобы казалось, что Гевара был убит в бою. Гари Прадо, боливийский генерал, командовавший армией, захватившей Че Гевару, сказал, что причиной казни плененного команданте был большой риск его побега из тюрьмы, и что казнь отменяла суд, который бы привлек внимание всего мира к Че Геваре и Кубе.
Кроме этого, на суде могли всплыть негативные для боливийской власти моменты сотрудничества президента Боливии с ЦРУ и нацистскими преступниками.

Перед казнью Феликс Родригес пытался узнать у Че, где находятся другие разыскиваемые повстанцы, но тот отказался отвечать. Родригес с помощью других солдат поставил Че на ноги и вывел его из школы для показа солдатам и фотосъёмки с ним, после чего сообщил о предстоящей казни. Че Гевара в ответ спросил Родригеса, кто он — американец мексиканского или пуэрто–риканского происхождения, дав понять тому, что знает, почему тот не говорит на боливийском испанском. Родригес ответил, что он родился на Кубе, но эмигрировал в США и на данный момент является агентом ЦРУ. Че Гевара в ответ лишь усмехнулся и отказался дальше разговаривать с ним.

За несколько минут до казни, один из охранявших Че солдат спросил его, думает ли он о своём бессмертии. "Нет, — ответил Че, — я думаю о бессмертии революции". После этого разговора в хижину вошёл сержант Теран и тут же приказал выйти всем другим солдатам. Один на один с Тераном, Че Гевара сказал палачу: "Я знаю, ты пришёл убить меня. Стреляй. Сделай это. Стреляй в меня, трус! Ты убьёшь только человека!" Во время слов Че Теран замешкался, потом произвел несколько выстрелов из полуавтоматической винтовки M1. На несколько секунд Гевара скорчился от боли на земле, прикусив руку, чтобы не закричать. Теран выстрелил снова, смертельно ранив Че в грудь. Всего Теран выпустил в Че девять пуль: пять в ноги, по одной в правое плечо, руку и грудь, последняя пуля попала в горло.

Какую правду о Горбачеве, Ельцине и Путине Дмитрий Язов просил «Комсомолку» опубликовать после своей смерти

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх