«Больше доить, меньше кормить!»

По официальной статистике в 2018 году доходы федерального бюджета выросли на 17,2%, прибыль корпоративного сектора – на 6,3%, а доходы населения – аж на 0,2%. Причем последняя цифра была получена путем методологических ухищрений Росстата, поэтому вопрос с ней спорный. А вот первая цифра, как и внушительные средства на минфиновских счетах, о которых победоносно рапортует правительство – впечатляют.

Все это – признаки коммерческого государства в самом крайнем его воплощении: классический капитализм, описанный еще Марксом.

Население страны воспринимается в этой модели исключительно как ресурс, приносящий доход. Основное направление деятельности власти как менеджера огромной центральной корпорации и одновременно конечного бенефициара – использовать данный ресурс как можно эффективнее с точки зрения роста прибыли. Поэтому увеличиваются налоги для населения и снижается его себестоимость (социальные расходы).

Есть еще дочерние, орбитальные корпорации, полностью зависимые от центральной, использующие тот же ресурс – население – и тоже получающие прибыль. Правда, в меньшем объёме и выплачивающие дивиденды в виде налогов все в тот же адрес.

В общем модель цинично здравая и жизнеспособная. И если бы применялась на какой-нибудь молочной ферме или в птичнике – как надоить больше молока с минимальными затратами на поголовье или собрать больше яиц, кормя меньше птиц – ей цены бы не было.

 Но «Корпорация Россия» все-таки имеет дело не с дойным стадом и не с безмозглыми несушками, а с людьми, которым еще в советское время внушили, что они не источник прибыли и не скот – а те, ради кого вся экономика страны и существует. Даже дореволюционный буржуазный поэт Александр Блок писал еще в 1909 году:

Народ – венец земного цвета,

Краса и радость всем цветам…

Сегодня это как-то подзабылось – вот и процвела эта экономическая модель с такой инструкцией насчет народа: «Больше доить, меньше кормить». Но стоит народу вспомнить, что он по своему предназначению не сырье, а цель, венец творенья – эта античеловеческая экономика прикажет долго жить. Потому-то она и вкладывается сейчас в церкви – инструмент забвения, а не в школы и культуру, учащие, что «человек звучит гордо».  

Источник ➝

Че Гевара с боливийскими солдатами перед казнью, 1967 год, Боливия

 
Палачом вызвался быть Марио Теран, 26–летний сержант боливийской армии, персонально пожелавший убить Че Гевару в отместку за своих друзей, убитых в более ранних боях с его отрядом. Чтобы раны соответствовали истории, которую боливийское правительство планировало представить публике, агент ЦРУ Феликс Родригес приказал Терану целиться аккуратно: так, чтобы казалось, что Гевара был убит в бою. Гари Прадо, боливийский генерал, командовавший армией, захватившей Че Гевару, сказал, что причиной казни плененного команданте был большой риск его побега из тюрьмы, и что казнь отменяла суд, который бы привлек внимание всего мира к Че Геваре и Кубе.
Кроме этого, на суде могли всплыть негативные для боливийской власти моменты сотрудничества президента Боливии с ЦРУ и нацистскими преступниками.

Перед казнью Феликс Родригес пытался узнать у Че, где находятся другие разыскиваемые повстанцы, но тот отказался отвечать. Родригес с помощью других солдат поставил Че на ноги и вывел его из школы для показа солдатам и фотосъёмки с ним, после чего сообщил о предстоящей казни. Че Гевара в ответ спросил Родригеса, кто он — американец мексиканского или пуэрто–риканского происхождения, дав понять тому, что знает, почему тот не говорит на боливийском испанском. Родригес ответил, что он родился на Кубе, но эмигрировал в США и на данный момент является агентом ЦРУ. Че Гевара в ответ лишь усмехнулся и отказался дальше разговаривать с ним.

За несколько минут до казни, один из охранявших Че солдат спросил его, думает ли он о своём бессмертии. "Нет, — ответил Че, — я думаю о бессмертии революции". После этого разговора в хижину вошёл сержант Теран и тут же приказал выйти всем другим солдатам. Один на один с Тераном, Че Гевара сказал палачу: "Я знаю, ты пришёл убить меня. Стреляй. Сделай это. Стреляй в меня, трус! Ты убьёшь только человека!" Во время слов Че Теран замешкался, потом произвел несколько выстрелов из полуавтоматической винтовки M1. На несколько секунд Гевара скорчился от боли на земле, прикусив руку, чтобы не закричать. Теран выстрелил снова, смертельно ранив Че в грудь. Всего Теран выпустил в Че девять пуль: пять в ноги, по одной в правое плечо, руку и грудь, последняя пуля попала в горло.

Популярное в

))}
Loading...
наверх